Военная конвенция

14 (27 августа) в Румынии началась мобилизация. В тот же день ее правительство объявило войну Австро-Венгрии.

Эта уловка ни к чему не привела: через несколько дней представители Германии, Болгарии и Турции сообщили, что находятся в состоянии войны с Румынией.

Политическая жизнь в Румынии в годы вооруженного выжидания протекала бурно, симпатии к Антанте, в союзе с которой надеялись добиться объединения с Трансильванией, проявлялись явно.

Нельзя не отметить, что проантантовские акции обычно совпадали с успехами войск Тройственного согласия на полях сражений. Так, в сентябре 1914 г. в газетах появились сообщения о французской победе на Марне, а вслед за ними призывы: «Пересечем Карпаты!

Пробил час освобождения братьев!

» В Бухаресте, Яссах и других городах началась демонстрация с требованием выступления. Отступление австрийцев под натиском русских войск к Кракову привело к активизации движения.

Антантофильская пресса резко критиковала осторожную позицию И. Брэтиану: «Сегодня мы говорим правительству: хватит! Завтра мы скажем: вон!» Видный консерватор Н. Филипеску определял курс премьера следующим образом: «Обманем всех и вступим в войну после победы, но перед заключением мира».

Он считал подобные расчеты близорукими: кто станет считаться с запоздалыми союзниками, предъявляющими к тому же большой счет? В агитацию оказалось вовлеченным духовенство и университетская профессура.

Пик волнений пришелся на ноябрь 1914 г. Тогда русские войска под командованием А. А. Брусилова вступили во Львов и были в двух шагах от Трансильвании. Антантофильские круги создали свою организацию под названием «Национальное изгнанники из Трансильвании во главе со священником Василе Лукачем и поэтом Октавианом Гогой выступали на многочисленных митингах.

Но успехи русских войск сменились неудачами, и волна агитации пошла на убыль. На политической «вершине» эмоциями не увлекались и рассуждали трезво.

Related posts