Тройственный союз

«Барьер» между Россией и южными славянами становился более прочным со вступлением Румынии в антирусский военно-политический блок. На случай войны Тройственный союз получал в свое распоряжение 0,5 млн румынских штыков. Политическое сближение создавало еще более благоприятные условия для вторжения немецких и австрийских товаров и капиталов па румынский рынок.

Наконец, последнее по счету, но никак не по значению соображение повлияло на позицию габсбургской монархии. Дело в том, что Вена жила в постоянном страхе перед освободительным движением «верноподданных», особенно когда это движение, как в случае с южными славянами и румынами, имело центрами притяжения Сербское и Румынское государства.

Заключение формального союза позволяло надеяться на то, что официальный Бухарест будет воздерживаться от поддержки требований. В сентябре 1883 г. И. Брэтиапу-старший отправился в замок Гаштейн на переговоры с германским канцлером О. Бисмарком.

Собеседники прикидывали возможную перекройку карты Европы. Бисмарк так излагал точку зрения румынского премьера: «Что касается Италии, [он] утверждал, что союз с ней не будет прочным, если ей не будет внушена надежда на территориальные приобретения в случае победоносной войны.

Я назвал тогда, в порядке разведки, Ниццу и Корсику; видимо, это не соответствовало оценкам, которые Брэтиану давал итальянским амбициям.

На мой вопрос, не думает ли он и о другом, он назвал, несколько поколебавшись, Савойю; возможно, на языке у него вертелось Трентино». «Воображаемые румынские проекты» внушили германскому канцлеру глубокое беспокойство: он вовсе не собирался записываться в подручные к румынским реваншистам, а, напротив, хотел подчинить их планы своим замыслам.

Бисмарк отказался подписывать договор непосредственно с Румынией и настоял на заключении прямого австро-румынского союза, к которому Германия затем присоединилась путем особого акта.

Из текста договора было изъято слово «Россия», иначе, как объяснял Бисмарк, «у румын будет сильное искушение, если к тому представится юридическая возможность, ради румынских реваншистских захватнических вожделений, простирающихся до

Related posts