Школьная реформа

Другое течение (так называемые активисты) выступало за использование трибуны Государственного собрания. Разногласия достигли такой степени остроты, что в 1869 г. возникли две партии: национальная партия румын Баната и Венгрии, стоявшая на «активных позициях», и национальная партия (румын Трансильвании), придерживавшаяся «пассивной» тактики. Программные установки обеих организаций мало чем отличались: признание румынского языка в качестве второго официального, административная и школьная реформы, прекращение национальных ограничений на выборах, расширение избирательных прав, отмена унии Трансильвании п Венгрии, восстановление автономии области.

Недовольство австро-венгерским соглашением 1867 г. проявлялось и среди немецкоязычного населения Трансильвании.

Саксонская, как она традиционно называлась, буржуазия составила в венгерском парламенте умеренную оппозицию, настаивая на административной автономии «Заксенланда», т. е. земель, населенных немцами. Недовольство царило в сербской Воеводине, что создавало условия для блокирования и совместных действий всех неполноправных, тем более что политика все жестче.

По школьным реформам 1879 и 1883 гг. венгерский язык и литература были сделаны обязательными во всех без исключения школах, включая негосударственные церковноприходские.

Учителя под угрозой увольнения обязаны были освоить их. Император-король отверг протесты румынской стороны.

В Трансильвании под видом «культурных» и «просветительских» объединений возникли организации, пользовавшиеся поддержкой, в том числе денежной, местных властей. В будапештском парламенте единственный депутатов-венгров, Лайош Мочари, выступил с разоблачением пагубности проводимого курса: правительству следует помнить, что «оно управляет делами многоязычной страны» и между населяющими ее народами надо делить не только бремя, но и справедливость.

В румынском движении обрисовалось радикальное крыло, объединившееся вокруг газеты «Трибуна». Издавал ее молодой писатель Ион Славич.

Газета ратовала за превращение Австро-Венгрии в федеративную монархию, уповая при этом на Франца Иосифа.

Related posts