Политики двора и кабинета

Его представители А. Бах и К. Брук стали членами правительства, а сама утвердившаяся после 1849 г. система вошла в историю под названием «баховской». Действовала она с помощью разветвленной чиновничьей и военно-полицейской сети.

Трансильвания была отделена от Венгерского королевства (в наказание последнего за «мятеж»).

Однако надежды деятелей румынского движения на приобретение национальных прав были разбиты вдребезги.

Кайзер и двор проявили «черную неблагодарность» по отношению к поддержавшим их в тяжелую минуту румынам.

Ходатайства об образовании единой национальной области остались без внимания.

В марте 1850 г. многочисленная, из 37 членов, румынская делегация отправилась на прием к императору. Тот принял лишь одного верноподданнически настроенного митрополита Андрея Шагуну; попытка члена делегации Аврама Янку добиться аудиенции привела к тому, что его выдворили из столицы.

Именно тогда бывший вождь повстанцев произнес горькие слова: «Не за трон сражался я, а за нацию». Трансильвания была перекроена так, чтобы в каждом из ее шести округов проживало разнонациональное население.

Банат включили в сербскую Воеводину.

Старый испытанный принцип «разделяй и властвуй», постоянное натравливание пародов друг на друга оставались основой политики двора и кабинета.

Набранные в Австрии, Чехии, Галиции чиновники, не знавшие местных языков, чуждые трансильванским традициям, проводили политику «органического» вхождения области в империю с помощью военной и финансовой полиции и жандармерии.

Между тем на империю обрушилась серия внешнеполитических неудач.

Во время Крымской войны 1853-1856 гг. Вена, удивив, по выражению канцлера Шварценберга, мир своей неблагодарностью, заняла резко враждебную, открыто угрои{ающую по отношению к царизму позицию, не сумев в то же время завоевать расположения англо-французской коалиции.

Related posts